Россия определяется с приоритетами в Ливии
14 января 2020
Фото: riafan.ru
13 января 2020 г. в Москве прошли переговоры по урегулированию в Ливии, которые следует считать этапом подготовки к мирной конференции в Берлине, намеченной на 19 января. Московские переговоры инициировали Россия и Турция, лидеров противоборствующих сторон представляли глава признанного ООН Правительства национального согласия (ПНС) в Триполи Файез Саррадж, председатель оппозиционного ПНС парламента в Тобруке Акила Салех, командующий т.н. Ливийской народной армии Халифа Хафтар.

Сторона ПНС (Триполи) подписала соглашение о прекращении огня, Хафтар подписывать отказался. Российское Министерство обороны объяснило отказ Хафтара необходимостью проконсультироваться с «племенами», которые поддерживают его на местах, и отвело на эти консультации 48 часов.

Переговоры в Москве стали победой турецкой дипломатии. Правительству в Триполи Турция продемонстрировала, что в состоянии защитить его интересы, мировому сообществу — что именно Турция в состоянии контролировать ПНС и обеспечить подписание им мирного документа. Лояльные ПНС вооруженные формирования получили необходимую передышку, наступление на Триполи потеряло темп. «Свою часть работы» должна теперь, по мнению турецкого лидера, выполнить Россия.
Международные СМИ аккуратны в своих оценках итогов встреч (так, например, ни BBC, ни Guardian, ни France24, ни AP не использовали слова «провал», «неудача» и т.п. в оценке прошедших переговоров), тогда как многие российские (как и украинские) высказывались более резко и однозначно.

Как провал российской дипломатии московские переговоры можно воспринимать только в той картине мира, где Москва явно симпатизирует Хафтару, вдохновляет и поддерживает «своими» советниками его наступление на Триполи, - такое восприятие российской политики как прохафатаровской выгодно как сторонникам антироссийских санкций, так и ряду воинственных групп в самой Москве, но действительности оно не соответствует.

На самом деле Москва стремится играть в Ливии роль непредвзятого арбитра, а не адвоката Хафтара, и его непредсказуемое поведение на московских переговорах и отказ ставить подпись под соглашением как раз и демонстрируют, как далёк он от того, чтобы быть «рукой Москвы».

Категорично комментирует ситуацию эксперт РСМД, информированный и близкий к событиям востоковед Кирилл Семёнов: «Многочисленные источники подтверждают, что Хафтар и Салех (спикер ПП) покинули Москву, так и не подписав соглашение. Надеюсь, Хафтару это в Москве не простят и, надеюсь, что здесь наконец-то поняли, что с этим психопатом нельзя иметь дело.».

Основной итог московских переговоров – Россия дистанцировалась от поддержки Хафтара и его наступления на позиции правительства, поддержанного ООН. Президент Путин еще на встрече с Ангелой Меркель 11 января дал ясно понять, что контракты с частными компаниями, имеющими российские корни, не купят Хафтару поддержку Москвы. Переговоры 13 января не были симметричными: Турция ясно и прямо выступила в роли покровителя ПНС, но Россия не играет и не имеет ни малейшего желания играть ту же роль по отношению к Хафтару. Россия выступила в роли непредвзятого арбитра и создала в этом качестве благоприятные условия для Берлинской конференции 19 января: её успех теперь в любом случае более вероятен, чем до московских встреч.

Другой важный итог — Россия продемонстрировала готовность защищать интересы и признавать легитимность правительства в Триполи. Это важный сигнал российским компаниям, которые работают или собираются работать с Ливией. Их интересы в стране не столь значительны для российской экономики, чтобы всерьез влиять на политическую повестку, но сами они политический контекст учитывать должны.
России же партнёрства с ООН, Германией и Турцией, поддержка признанного ООН правительства важнее, чем ставка на непредсказуемые вооруженные формирования с сомнительной легитимностью.

Автор: Анна Маслова