Французский взгляд на «возвращение» России в Африку — анализ RA Vision
25 апреля 2019
Арно Калика. Источник: Le Monde
19 апреля 2019 г. на сайте французского института международных отношений (IFRI) был опубликован аналитический материал под названием «Russia's Great Return to Africa». Автор публикации — Арно Калика — аналитик, специализирующийся на геополитических стратегиях стран постсоветского пространства. Ранее Калика работал в секретариате национальный обороны Франции и входил в состав Бюро исследований и прогнозирования при Директорате военной разведки Франции. Материал представляет собой анализ концепции российского «возвращения в Африку».

«Стоит учитывать, что Францию отличает несогласованность концептуальных взглядов на внешнюю политику вообще и на внешнюю политику в Африку, в частности. Результирующий вектор внешнеполитических инициатив Парижа складывается в результате борьбы и компромиссов различных школ и направлений мысли. Одно из таких, более или менее, единых направлений, представляет собой IFRI, тесно связанный кадровыми узами с министерством обороны и военной разведкой. Арно Калика — бывший сотрудник Директората военной разведки, публикация статьи «Russia's Great Return to Africa» была осуществлена при поддержке Генерального Директората по международным отношениям и стратегии при министерстве обороны Франции» — считает редактор доклада Russia-Africa Shared Vision 2030 российский африканист Андрей Маслов.

«Во французской военной разведке традиционно сильны настроения, которые в России несколько самонадеянно считают иногда «пророссийскими». На самом деле, военным кругам свойственен мягкий постимпериализм. В поиске путей сохранения Франции в качестве самостоятельного центра принятия глобальных решений они стремятся к установлению особых, отдельных от ЕС и США, как бы доверительных отношений с Москвой, для которых Африка, по их мнению, может быть и полем и поводом» — продолжает Маслов.

Одно из основных положений материала IFRI — утверждение автора о том, что политические решения России, направленные на развитие взаимоотношений с африканскими странами, ситуационны. «Действия Москвы основываются не на некоем глобальном стратегическом плане, направленном на установление господства, а на оппортунистическом, прагматичном поиске точек влияния, необходимость в поиске которых по своему существу вызвана экономическими причинами».

Арно Калика отмечает, что не только экономические интересы драйвер усиления России на континенте — параллельно с этим присутствует и политическая повестка — поиск новых партнеров. Вызвано это ухудшением отношений России со странами Запада после событий 2014 г., что повлекло за собой пересмотр положения России в современной международной системе координат. Помимо этого, цитируя Калику: «концепция, хоть и преувеличенная, российского возвращения в Африку играет на руку Москве и поддерживает риторику восстановления влияния России [в мире] — ключевого элемента, который необходим для легитимизации режима на родине». По мнению автора, «Возвращение России в Африку на деле несколько скромнее, чем это подается российским правительством и международными медиа».

Автор указывает на то, что несмотря на преследование в первую очередь экономических интересов, объём торговли России со странами Африки остаётся достаточно небольшим в сравнении с показателями, достигнутыми другими крупными игроками. В подтверждение этого автор приводит данные Agence Ecofin за 2017 г., согласно которым объём торговли России со странами Африки составил 17 млрд долл. (5 млрд со странами АЮС, 12 млрд со странами Северной Африки), тогда как объём торговли стран ЕС с Африкой составил 275 млрд долл., Китая — 200 млрд, Индии — 70 млрд, США — 53 млрд.

Помимо вышеперечисленных статей, Россия традиционно присутствует на рынке вооружений и военной техники (ВиВТ). По данным Рособоронэкспорта за 2011-2015 гг., на российские поставки пришлось около 30% от общего импорта вооружений странами АЮС. В 2017 г. Россия поставляла ВиВТ в следующие страны АЮС: Кения, Нигерия, Мали, Ангола, Экваториальная Гвинея и Буркина-Фасо.

Аналитик утверждает: «Российские игроки, активные в Африке, в основном ищут экономических преференций в обмен на поставку вооружений и предоставление охранных услуг».

«Эпическая история о свершениях СССР в Африке, очищенная от всех неудач, используется Россией в качестве основной платформы для легитимизации своего возвращения на континент. <...> Риторика, окружающая возвращение России в Африку, строится вокруг переосмысления значительных исторических событий на благо имиджа России. Все материалы, публикуемые Институтом Африки Российской Академии Наук, направленно подчеркивают роль Советского Союза в развитии Африки». Также автор статьи упоминает, что Советский Союз оказывал помощь африканским странам ради того, чтобы «заработать очки» в борьбе с капиталистическим миром.

В качестве основных методов российского проникновения в Африку Арно Калика выделяет сотрудничество в сфере атомной энергетики и добычи полезных ископаемых; медиа-ресурсы (Sputnik, RT); институт так называемых политтехнологов и частные военные компании.

Автор: Всеволод Свиридов