Интервью: Изабель душ Сантуш: «Деньги из Африки выводят вовсе не африканцы»
16 июля 2019
Андрей Маслов и Изабель душ Сантуш. Санкт-Петербург, июнь, 2019 г. Фото: RA Vision.
В рамках ПМЭФ-2019 сопредседатель редколлегии доклада RA Vision Андрей Маслов побеседовал с одной из самых известных африканских женщин-предпринимателей. Что мешает россиянам инвестировать в Африку? Как придать новый импульс российско-африканскому сотрудничеству? Что Россия значит для неё лично? На эти и другие вопросы ответила Изабель душ Сантуш.
Андрей Маслов: Какое впечатление на вас произвели сегодняшние встречи и сессии на полях ПМЭФ?
Изабель душ Сантуш: Когда я только приехала, я не знала, чего ожидать. Сейчас с уверенностью могу сказать, что обнаружила массу положительной энергии. Люди, которых я встретила, были заинтересованы в продвижении бизнеса, сотрудничестве и установлении контактов. Кроме того, участники форума действительно стремились услышать то, что говорили другие и принять во внимание особенности разных культур и компаний, с которыми они собирались сотрудничать.

Кроме того я обнаружила, то, о чём ранее даже не подозревала — российский частный сектор очень динамичен. Например, я оценила масштабы и значение крупных проектов, которые сейчас реализуются в России. Есть несколько действительно впечатляющих проектов в инфраструктуре, жилищном строительстве, недвижимости, добывающей и других отраслях промышленности.

Чрезвычайно важным оказалось своими глазами увидеть, каких амбиций, масштабов и динамики развития достигли российская экономика и российский бизнес, не говоря уже о его качестве. Очевидно, что российский бизнес вышел на мировой уровень. Всё, что я увидела и услышала сегодня, было весьма амбициозным по своей сути.
Что вы отметили лично для себя?
Сегодня я наблюдала и слушала. Утром, например, состоялась дискуссия, в ходе которой я узнала об амбициозных тенденциях в российском бизнесе и внутрироссийских инвестициях. Это настоящий толчок для развития российской экономики с большим количеством рабочих мест. Дискуссия была очень открытой.

Было интересно наблюдать, как люди участвуют в диалоге, как они открыты для критики и дискуссий. Они не боялись сказать «Послушайте, это так не работает» или высказать неудовлетворённость политикой государства по определённым вопросам. Царила здоровая продуктивная атмосфера, в которой люди могли высказаться непосредственно в присутствии членов правительства. Меня также впечатлило то, что дебаты проходили перед публикой, а не за закрытыми дверями. Я думаю, что подобный уровень прозрачности, в целом, — здоровая тенденция.
Рассматривали ли вы когда-нибудь Россию как направление для собственных инвестиций?
Да, конечно. Недавно мне довелось побывать на ужине с президентом Путиным, где присутствовали также ведущие бизнесмены и руководители со всего мира. Представители таких компаний, как Huawei, Ericsson, Philips и Siemens поделились опытом ведения бизнеса и инвестирования здесь, в России. Все они признают, что возникшие в ходе сотрудничества вопросы или проблемы эффективно решаются. И хотя это может занять некоторое время, возможно, три-шесть месяцев, но проблемы обозначают и решают, и бизнес развивается дальше.

«
И хотя это может занять некоторое время, но проблемы обозначают и решают, и бизнес развивается дальше

»
В целом, мне кажется, что накопленный опыт инвестиций в российский бизнес можно назвать богатым. Самое главное, Россия признаёт и ценит эти вложения. Думаю, в стране отмечается высокий уровень поддержки бизнеса и в не меньшей степени — уровень поддержки иностранных инвесторов, заинтересованных в ведении бизнеса в России.

Я знаю, что Россия постепенно открывается для инвестиций в различные сферы, от здравоохранения до промышленности и недвижимости. Сегодня я убедилась в том, что множество из них проявляют серьёзный интерес к иностранным инвестициям.
Известно ли вам, развитием каких проектов занимаются южноафриканцы здесь, в России?
Нет, я не знаю. Это связано с горнодобывающей промышленностью?
В большей степени ИКТ. Например, Mail.ru и другие компании подобного рода.
Да, логично. Они весьма заинтересованы в развитии IT-технологий.
А также в продуктах пищевой промышленности, в особенности сельского хозяйства, и пивоварнях. Возможно ли, что однажды мы увидим ангольские инвестиции, например, в российском здравоохранении?
Да, это возможно.
Какой совет вы можете дать представителям российского бизнеса, которые собираются работать с Анголой? Какие ошибки они, возможно, совершают уже сейчас? Ведь, как вы знаете, возможностей для сотрудничества гораздо больше того, что мы наблюдаем в настоящее время.
Да, это верно. Для меня это прежде всего вопрос взаимоотношений. Самый важный совет, который я могу дать заключается в том, что бизнес строится на взаимоотношениях двух людей, в данном случае — двух стран. Так что, если вы и я можем найти общий язык, то можем далеко продвинуться и в бизнесе.

Тем не менее, иногда представители бизнеса, которые отправляются в Африку или в Анголу, ожидают, что их партнёром станет не столько их африканский коллега, сколько само государство. Однако его роль заключается вовсе не в ведении бизнеса, а в определении политики, её реализации и создании благоприятной среды для развития бизнеса. Иногда государство может стать вашим деловым партнёром, но не всегда это лучший из вариантов.

«
Представители бизнеса, которые отправляются в Африку, ожидают, что их партнёром станет не столько их африканский коллега, сколько само государство

»
Так что настоящий вопрос в том, сможете ли вы найти компанию, предпринимателя или группу инвесторов, которые помогут вам понять среду, в которой предстоит работать, установить необходимые связи в Анголе или любой другой африканской стране и помогут добиться успеха?
Очень точно подмечено, взаимопонимание между двумя людьми необходимо.
Что ж, два человека или две компании, бывает по-разному. Ведь если подумать, двум банкам гораздо легче договориться, у них общие цели и интересы. Скажем, нужно создать ипотечный фонд. Банкам будет проще сделать это вместе, чем сотрудничать с правительством, которое может быть и не заинтересовано, потому что занимается здравоохранением и образованием граждан или обеспечением всеобщей безопасности.

Нужно найти правильного партнёра. Иногда люди, которые приезжают в Африку отводят роль правильного партнёра государству. Но если бы они отправились во Францию, Бельгию или Нидерланды, то таким партнёром для них стала бы конкретная компания. Это новый подход, который необходимо учитывать. Предпринимательство в Африке пока находится на стадии зарождения, оно, вероятно, началось всего лишь два, два с половиной десятилетия назад, поэтому и деловая прослойка общества ещё только появляется.

Именно поэтому пока трудно определить акторов и основных игроков, которые на самом деле могут принести пользу и стать вашими партнёрами. Обе стороны всё ещё нуждаются в развитии, понимании и распространении знаний. Вот почему мероприятия такого рода важны: они объединяют ключевых бизнесменов из Африки и способствуют их продвижению в России, а также помогают ключевым игрокам из России развиваться в Африке.

«
Пока трудно определить акторов и основных игроков, которые на самом деле могут принести пользу и стать вашими партнёрами

»
В Африке частный сектор ещё только развивается.
Совершенно верно. Но уже сейчас мы видим множество историй успеха по всей Африке. К сожалению, они часто остаются нерасказанными. Например, в Гане вы обнаружите массу историй успеха в банковском деле; в Нигерии — увидите, как развиваются потрясающие предприятия, а в Анголе отметите продвижение в розничной торговле, банковском деле и промышленности. Так что по всей Африке можно найти множество историй успеха, которые не всегда известны миру.

Но мы, африканцы, можем ещё больше. Мы не лучшие маркетологи. Нам едва ли удаётся продавать самих себя. Всю тяжёлую работу мы уже проделали, и сейчас перед нами открываются почти безграничные возможности — нам остаётся только набраться навыков в маркетинге. Если мы научимся правильно себя продавать, а люди станут лучше понимать, что именно мы им предлагаем, я считаю, мы сможем привлечь гораздо больше инвестиций.
В Африке всё ещё наблюдается большой отток капитала.
Да.
Группа высокого уровня по противодействию незаконным финансовым потокам оценивает ежегодный объём незаконных финансовых потоков из Африки в 50 млрд долл., поэтому некоторые склонны воспринимать Африку как глобального инвестора. Как объяснить людям, что инвестировать в Африку безопасно, в то время как сами африканцы выводят деньги за пределы континента?
Деньги из Африки выводят вовсе не африканцы. Думаю, это не совсем верное предположение. В данном вопросе стоит рассмотреть несбалансированный торговый дефицит, что означает, что мы импортируем больше, чем экспортируем. Но это не значит, что сами африканцы выводят деньги.

Люди, которые выводят деньги из Африки, — это компании, которые там работают, получают прибыль и забирают её обратно туда, где расположены их штаб-квартиры. Например, у нас есть несколько французских компаний, которые управляют большей частью наших портов и отвечают за логистику в Африке — это удивительные предприятия, которые приносят миллионы долларов прибыли в год. Но эти деньги, разумеется, покидают континент и возвращаются в штаб-квартиры, которые находятся в Европе.

То же самое и с пивоварнями. В Африке есть ASBC, южноафриканский пивоваренный завод. Но вторая по величине пивоваренная компания — фактически французская, со штаб-квартирой в Швейцарии. Скажем, они — это половина пива, которое продаётся в Африке. Очевидно, что их доходы покидают континент, потому что компания не африканская. Так что бывает так, что статистика, которая говорит о том, что африканцы выводят деньги из Африки, просто не соответствует действительности.

К сожалению, существует множество клише об Африке, и эти клише как правило крепко оседают в сознании людей: им трудно мыслить вне стереотипов и оценить реальный прогресс. Часто люди просто говорят: «Забудь, я не поеду туда!» Вот почему создание платформы для общения и сотрудничества тех, кто действительно работает на местах с людьми из других стран, так важно. Это помогает развеять устоявшиеся стереотипы и добиться большего, более надёжной бизнес-среды.
Нам также необходимо улучшить навыки оценки рисков, так как большинство крупных российских инвесторов всё ещё полагаются на импортные стандарты и иностранные рейтинги.
Да, и это забавно, ведь, если бы я была российским предпринимателем и хотела провести оценку рисков в другой стране, я бы, вероятно, обратилась к работающей в той стране российской компании и поинтересовалась, как обстоят их дела. Полагаю, что российская компания, работающая на месте, сможет рассказать больше, чем любая другая иностранная.

«
Если бы я была российским предпринимателем и хотела провести оценку рисков в другой стране, я бы, вероятно, обратилась к работающей в той стране российской компании

»
Я приведу пример. У России есть АЛРОСА, компания которая работает в Анголе уже 20 лет. Ей принадлежит чрезвычайно прибыльная шахта, и она никогда не сталкивалась с политическим, военными рисками или угрозой безопасности. Я не помню и каких-либо серьёзных инцидентов, которые бы могли повлиять на её работу. Эта шахта приносит 200 миллионов долларов [прибыли] каждый год, и эта огромная сумма денег также покидает Африку.
Расскажете немного о вашем личном отношении к России? Что для вас значит Россия?
Безусловно, Россия — это страна, которая очень близка моему сердцу, потому что я наполовину русская и родилась в России. Я выросла на русских сказках, у меня дома всегда есть пирожки и пельмени. Я прекрасно знаю русскую культуру и историю. Это страна с невероятной культурой, страна высокообразованных людей. Я очень горжусь таким наследием.
Вот демонстрационный фрагмент доклада RA Vision, предварительный вариант — первый экземпляр отправляется с вами в Африку.
Спасибо! Думаю, это полезный документ. Доклад, безусловно, станет очень хорошим подспорьем для инвесторов, компаний или людей, которые просто хотят узнать больше.
В Докладе RA Vision 2030 мы хотели показать то, как Африка может решить свои проблемы в сотрудничестве с российскими компаниями. Поскольку они ещё недостаточно открыты для глобальных рынков, то здесь, в России, для африканских компаний могут скрываться какие-то новые возможности для сотрудничества.
Когда вы приезжаете в Африку, это всегда немного сложно, потому что это новые для вас страны, и на континенте все по-другому: разные языки, валюты, законы, правовые системы, правительства, словом, всё. Поэтому приезд в Африку — хорошее начало, но этого недостаточно.

Вы должны иметь чёткое представление о стране, с которой планируете сотрудничать, а также о проекте и отрасли специализации. Вот почему выпуск доклада RA Vision 2030, который даст более ясную картину и актуализирует информацию по каждой отдельной стране — очень полезная инициатива. Так люди смогут получить информацию о конкретных странах, товарах или отраслях, в которых они заинтересованы. Я предполагаю, дальше Доклад будет развиваться?

«
Вы должны иметь чёткое представление о стране, с которой планируете сотрудничать, а также о проекте и отрасли специализации

»
Да. Это версия 0.1, она будет дополняться и увеличиваться в объёме, а финальная будет представлена на форуме в Сочи.
Я вижу, что вы охватываете такие области, как долгосрочное развитие, водные ресурсы, окружающая среда, здравоохранение, образование, ИКТ, энергетику и космос.
Сейчас мы не делаем акцент на нефтегазовой отрасли. Доклад больше посвящён новым креативным отраслям.
Изабель душ Сантуш дочь второго президента Анголы (в должности 1979-2017) Жозе Эдуарду душ Сантуша и гражданки СССР Татьяны Кукановой. Родилась 1 апреля 1973 г. в Баку. Первая женщина-миллиардер в Африке, занимает 8 позицию в списке богатейших людей Африки по версии Forbes (в общемировом — 1008). По данным на 2019 г., её состояние оценивается в 2,3 млрд долл.

Основной источник доходов — инвестиционная деятельность. В 2016-2017 гг. Изабель занимала пост председателя государственной нефтегазовой компании Анголы Sonangol.

Основная инвестиционная деятельность душ Сантуш сконцентрирована в Анголе и Португалии. Ее компания Unitel International является акционером португальского медиа-холдинга NOS. С 2013 г. Unitel International принадлежит оператор сотовой связи T+ в Кабо-Верде. Unitel International является основным акционером банка BFA (Banco Fomento de Angola), компании принадлежит 51,9% акций. Также Изабель приобрела акции ангольской цементной компании Nova Cimangola.

Ранее Изабель душ Сантуш владела 20% акций банка BPI (Banco Português de Investimento).