Суд ООН призвал Великобританию передать архипелаг Чагос Маврикию
26 февраля 2019
Чагосская семья, проживающая на Маврикии
Фото: Graeme Robertson/Guardian
25 февраля 2019 г. Международный суд ООН под председательством сомалийца Абдулкауи Ахмеда Юсуфа (Abdulqawi Ahmed Yusuf) вынес решение, согласно которому Великобритания должна «как можно скорее» передать отстоящий примерно на 3 тыс. км на восток от Мадагаскара архипелаг Чагос вместе со стратегически важной военной базой на острове Диего-Гарсия под управление небольшого африканского государства Маврикий. Вердикт не носит юридически обязывающего характера, но безусловно окажет серьёзное влияние на военно-политическую обстановку в Индийском океане.

Почему спор о принадлежности архипелага Чагос имеет значение
Архипелаг Чагос расположен в центральной части Индийского океана в зоне, свободной от действия океанических циклонов, и соответственно имеет стратегическое значение, находясь примерно на равном удалении от южного побережья Индии, восточного побережья Африки и Индонезии. Острова административно входят в состав Британской территории в Индийском океане (The British Indian Ocean Territory, BIOT). Поскольку постоянного населения после принудительного выселения к началу 1970-х гг. коренных жителей (потомков завезённых в XVIII веке для работы на кокосовых плантациях африканцев и индийцев) на архипелаге нет, управление осуществляется напрямую из Лондона.

Маврикий официально получил независимость от Великобритании в марте 1968 г., однако за три года до этого, в ноябре 1965 г., Лондон объявил ранее входивший в состав колонии архипелаг Чагос частью своей территории в Индийском океане. Год спустя Великобритания и США подписали договор о совместном использовании Чагоса в оборонных целях сроком на 50 лет с автоматическим продлением ещё на 20 лет в случае отсутствия возражения сторон, что и произошло в 2016 г. С 1973 г. на острове Диего-Гарсия, крупнейшем в архипелаге, находится одна из важнейших военных баз США, инвестиции в которую оцениваются в 2,5 млрд долл. Среди прочего, на базе располагается одна из четырех наземных станций мониторинга системы GPS и объекты слежения Космического командования США. Общая численность военнослужащих на острове варьируется в диапазоне от 2,5 до 5 тыс. человек. Важно, что Великобритания не признаёт Чагос частью африканской безъядерной зоны, установленной договором Пелиндаба в 1996 г.

По оценке экспертов RA Vision, вынесенный Международным судом ООН вердикт может иметь серьёзные последствия для будущего британского и американского военного присутствия в Индийском океане. Несмотря на то, что Маврикий официально признаёт легитимность расположения военной базы на острове Диаго-Гарсия и обещает не ставить вопрос о её закрытии в случае получения контроля над архипелагом, характер юридических споров о статусе территории и законности выселения жителей, а также динамика стратегического соперничества в регионе создают значительные (пока потенциальные) риски для сохранения сложившейся ситуации.
Помимо спора о суверенитете над архипелагом Чагос в судах Великобритании и Европейском суде по правам человека с конца 1990-х гг. разбирались несколько дел о праве выселенных жителей на возвращение и получение дополнительных компенсаций. Решение суда ООН, которое британский МИД обязался «изучить» и «учесть», может оживить эти попытки, что как минимум повысит издержки (финансовые и репутационные) поддержания текущего статуса-кво. Разрешение на репатриацию, как видится, осложнит нормальное функционирование военной инфраструктуры на Диего-Гарсия.

В последние годы акватория «Большого Индийского океана» превратилась в арену нарастающего противостояния, в том числе военного, между Китаем и Индией. Приписываемая Пекину концепция «Нити жемчуга», якобы замаскированная под экономическую стратегию «Морского Шелкового пути», заключается в материально-техническом обеспечении деятельности ВМС НОАК в регионе путём создания цепи портов и тыловых баз по нескольким «линиям»: северная линия уже просматривается на карте от Таиланда (проект строительства канала через перешеек Кра), Мьянмы (проект глубоководного порта Чаухпью) и Бангладеш (порт Читтагонг) через Шри-Ланку (арендованный глубоководный порт Хамбантота) и Мальдивские острова (проект стоительства порта) к Пакистану (порт Гвадар) и военной базе КНР в Джибути. Западная линия должна пройти от Джибути по побережью Восточной Африки (Кения, Танзания, Мозамбик), а южная охватить Мадагаскар и Сейшельские острова.

В ответ на активизацию Пекина в Южной Азии Индия, рассмативающая прилегающие акватории как зону собственных особых интересов, с переменным успехом стремится упредить развёртывание потенциальной военно-морской инфраструктуры противника. В частности, на севере Мадагаскара действует наблюдательный пункт радиотехнической разведки, ведутся переговоры о размещении баз в Омане, на Маврикии и на острове Реюньон (находится под юрисдикцией Франции). Подписанное в 2018 г. соглашение о строительстве индийской военной базы на Сейшельских островах было заблокировано местным парламентом.

В этих условиях даже небольшие государства в регионе Индийского океана приобретают важное значение, а внутриполитический процесс в них интернационализируется и поляризуется по модели формирования «прокитайских» и «проиндийских» блоков, как это ярко продемонстрировали президентские выборы на Мальдивских островах в 2018 г. Нельзя исключать подобного сценария и для Маврикия, который, в случае прихода к власти прокитайских политических сил, безусловно использует уже накопленный и потенциально возможный ресурс юридических решений по статусу Чагоса для предотвращения использования базы на Диего-Гарсия после 2036 г., например, под предлогом необходимости передачи земель ранее проживавшему здесь населению.

Автор: Вадим Зайцев